+65 6408 0135
+65 6408 0137
+65 9612 2618
     
Level 8, 3 Church Street, Singapore, 049483
RU EN

Статьи

Оффшоры – на выход! А кто на вход?

За короткое время, прошедшее с момента объявления банком ABLV о самоликвидации, в банковском секторе Латвии произошел ряд примечательных событий.

9 мая в Латвии вступили в силу поправки к Закону о предотвращении отмывания доходов от преступной деятельности и финансирования терроризма, запрещающие участникам рынка вести отношения с компаниями, которые обладают признаками «компании-оболочки» или «компании-пустышки» (shell company), а именно:

  1. фактическое ведение деятельности не может быть доказано; отсутствует или крайне мал экономический смысл хозяйственной деятельности; кредитное учреждение не имеет документальной информации, доказывающей обратное;
  2. компания не готовит и не предоставляет финансовую отчетность о своей деятельности компетентным надзорным органам государства, в котором оно создано.

Для эффективного исполнения новых законов 29 мая 2018 года Совет Комиссии по финансовым рынкам и рынкам капитала Латвии на своем заседании утвердил поправки к ряду существующих регламентов, определяя меры, которые должны принять участники рынка, чтобы убедиться, что фактическая хозяйственная деятельность их клиентов (юридических лиц) имеет экономический смысл и не содержит признаков «компании-оболочки».

Цель регулятора – избавиться от счетов «компаний-пустышек» и насколько возможно снизить долю средств нерезидентов в латвийских банках.

Политика по выдавливанию нерезидентов из банковской системы Латвии ведется не первый год. На сегодняшний день ее результат – снижение доли иностранных вкладов в банковской системе с 53% в 2015 году до 29% в мае 2018-го. Объём иностранных денег, хранящихся в банках Латвии, снизился более, чем в два раза, - с 12.4 до 5.2 миллиардов евро.

Даже прирост средств резидентов на 15% (с 10.8 до 12.5 миллиардов евро) не может компенсировать потери банковской системы, «похудевшей» за три года на 24%.

Банковский кризис Латвии — это сильный удар для страны еще и потому, что система, недружелюбная к деньгам иностранцев, является недружелюбной к иностранным инвестициям вообще. Другими словами, отказываясь от условно «плохих» иностранных денег, негативный сигнал поступает и «хорошим» деньгам, и их владельцы начинают искать другие места для хранения и применения своих сбережений.

Если вернуться к пострадавшим вкладчикам – иностранным предпринимателям, развитие ситуации в латвийской банковской системе после краха ABLV явно указывает на дверь всем классическим оффшорам.

Другая страна, которая активно работает с нерезидентными деньгами, - Кипр. Здесь ситуация полностью аналогична латвийской: Центральный Банк Кипра 14 июня разослал по всем коммерческим банкам циркуляр с призывом выявить «компании-пустышки» и прекратить с ними всякие отношения.

Под «компаниями-пустышками» кипрский Центробанк понимает частные компании, отвечающие хотя бы одному из следующих критериев:

  • не имеет физического присутствия в стране своего постоянного нахождения (domicile);
  • не имеет экономической активности, обладает нулевой или минимальной экономической ценностью и не имеет документального подтверждения обратных утверждений;
  • зарегистрирована в юрисдикции, где компаниям не нужно подавать отчетность, заверенную независимым аудитором;
  • является налоговым резидентом юрисдикции, признаваемой налоговой гаванью, либо не имеет налоговой резиденции.

Кипрским банкам предписано выявить компании-пустышки и отчитаться о проделанной работе до 31 июля 2018 года.

Это значит, что в ближайшее время владельцам оффшорных компаний со счетами в кипрских банках придется в срочном порядке искать новые возможности для открытия банковских счетов.

Борьба со счетами «компаний-пустышек» показательна в том смысле, что она практически одновременно начата в двух странах, чьи банковские системы в большой степени зависят от иностранных денег.

Можно с уверенностью говорить, что по такому же сценарию пойдет любая другая страна, которая решится приютить оффшорные деньги: очень быстро средства «компаний-оболочек» из фактора роста превратятся в фактор риска, и регулятор вынужден будет начинать работу по очищению банковской системы. Тем более, что Латвия и Кипр подали практический пример того, как бороться с деньгами «компаний-пустышек».

Логика развития отношения банков к «компаниям-оболочкам» диктует единственное правильное решение – полный отказ от использования классических оффшоров.

Возникает естественный вопрос – чем заменить решения, ставшие непригодными к использованию? Ведь потребность в иностранных структурах сохраняется, особенно у предпринимателей тех стран, где присутствует валютный контроль и курс местной валюты нестабилен.

Изучая определение «компаний-оболочек», становится ясно, что сейчас главным критерием, по которому финансовые потоки разделяются на «хорошие деньги» и «плохие деньги», является факт ведения самостоятельной хозяйственной деятельности.

Соответственно, чтобы работать по правилам, бизнесмены должны провести целый комплекс мероприятий, например:

  • делегировать ряд функций от своих местных предприятий своим иностранным структурам;
  • для выполнения функций нанять персонал;
  • обеспечить персонал рабочим пространством и т.д.

Чем сложнее становятся правила игры, тем сложнее оказываются решения, которые этим правилам соответствуют.

Но даже этого оказывается недостаточно на длительном отрезке времени. Как видно на примере эволюции отношения банков из Латвии и Кипра к классическим оффшорам, изменения правил работы за короткий срок могут разрушить отношения, которые складывались годами и десятилетиями. Для сохранения отношений требуется нечто большее, нежели поиск ответов после того, как правила уже изменились, а именно – следить за тенденциями и иметь готовый сценарий действий еще до того, как какая-либо мера вступит в законную силу.

В идеале, каждому предпринимателю следует нанять грамотного экономического советника, который знает и понимает принципы налогообложения в разных странах, особенности ведения бизнеса, тонкости банковской системы, логику работы compliance (службы проверки клиентов) и сам обладает предпринимательским опытом. Такие люди существуют, но их, во-первых, гораздо меньше, чем собственников бизнеса, нуждающихся в поддержке, и, во-вторых, подавляющее большинство таких специалистов выберет независимость.

Возникает естественный вопрос: есть ли какой-нибудь простой и понятный критерий выбора, который будет гарантировать спокойную работу хотя бы на ближайшие несколько лет?

К счастью, ответ на этот вопрос положительный, и как часто бывает, ответ лежит на поверхности.

Зная определение «компаний-пустышек» или «плохих компаний», логично предположить, что «хорошими компаниями» будут те, которые обладают диаметрально противоположными характеристиками, а именно:

  • имеют физическое присутствие в стране своего постоянного нахождения (domicile);
  • ведут самостоятельную хозяйственную деятельность, подтвержденную документами, и обладают самостоятельной экономической ценностью;
  • зарегистрирована в юрисдикции, где компаниям нужно подавать отчетность, заверенную независимым аудитором;
  • является налоговым резидентом юрисдикции, не признаваемой налоговой гаванью.

Все перечисленные характеристики являются частью того, что принято называть деловой репутацией.

Деловая репутация состоит из совокупности внутренних условий, созданных в определенной стране для ведения бизнеса, и внешней оценки этих условий относительно других стран.

Главным показателем деловой репутации можно считать рейтинг Doing Business, оценивающий условия ведения деятельности в 190 странах мира.

По оценкам на 2018 год первая десятка рейтинга выглядит так (в порядке убывания):

  • Новая Зеландия;
  • Сингапур;
  • Дания;
  • Южная Корея;
  • Гонконг; - США;
  • Великобритания;
  • Норвегия;
  • Грузия;
  • Швеция.

Все страны, кроме Грузии, характеризуются развитой экономикой и высоким уровнем жизни, то есть – экономической стабильностью. Поскольку Грузии – новичку рейтинга - еще только предстоит подтвердить свои амбиции страны с высочайшей деловой репутацией, мы исключаем ее из рассмотрения первой.

Далее исключаем скандинавские страны, которые, помимо высокой стабильности, славятся также высокими налогами.

По этой же причине подлежат исключению из рассмотрения Великобритания, США и Новая Зеландия.

Корея славится своим достаточно запутанным налоговым законодательством, которое, к тому же, написано на корейском языке. Это значит, что, опираясь только на английский перевод законов, можно упустить важные детали и тем самым поставить бизнес под угрозу.

В сухом остатке – Сингапур и Гонконг.

Таким образом, не обладая специальными знаниями и основываясь лишь на здравом смысле, мы пришли к выводу о том, на какие страны следует обращать первоочередное внимание при создании корпоративных структур для международного бизнеса, если цель – надежность и репутация.

При этом важно помнить, что жизненные задачи всегда имеют несколько решений, каждое из которых будет правильным для определенных обстоятельств, на некотором временном интервале и т.д.

Мы с удовольствием ищем и находим оптимальные решения задач по организации международного и глобального бизнеса.

Тем предпринимателям, которые предпочитают готовые решения, рады предложить регистрацию компаний в Сингапуре – лучшей на сегодняшний день страны для старта и развития любых проектов.

Напишите нам сейчас!